Как будут выглядеть возможности российских вооруженных сил в будущем?

Авторы: Эндрю Радин, Линн Э. Дэвис, Эдвард Гайст, Юджинью Хан, Дара Мэссикот, Мэтью Повлок. Клинт Рич, Скотт Бостон, Сэмюэль Чарап, Уильям Маккензи, Катя Мигачева, Тревор Джонстон и Остин Лонг, RR-3099-A (доступно на www.rand.org/t/RR3099), 2019.

Перевод: С.П. Духанов.

В этом кратком описании излагаются исследования «Будущее российских вооруженных сил: возможности сухопутных боевых действий в России и их влияние на конкуренцию между США и Россией», проведенные в Центре Arroyo корпорации RAND.

***

В силу того, что интересы России и Запада противоречат друг другу и из-за неопределенности будущих намерений России, реальными проблемами для Соединенных Штатов и их союзников является то, как Россия развивает свои вооруженные силы. Похоже, что российские вооруженные силы значительно улучшили свое состояние после войны в Грузии в 2008 году. Неопределенность в отношении будущей численности российских вооруженных сил является вызовом для западных военных планировщиков. Россия может попытаться укрепить свои многочисленные сухопутные силы для достижения большего паритета с Западом либо  экономика и демография могут вынудить Россию ограничить численность и качество своих вооруженных сил. Россия может также сосредоточить свои военные инвестиции на конкурирующих приоритетах, включая подготовку к войне с НАТО, военное доминирование над бывшими советскими республиками или проецирование военной мощи в глобальном масштабе.

В этом кратком обзоре представлен отчет, в котором анализируются развитие военного потенциала России в течение следующих 20 лет - с акцентом на наземные боевые действия - и последствия этого развития для конкуренции между США и Россией, а также значение этого для сухопутных сил США. Исследователи RAND разработали состоящую из двух частей теоретическую основу для анализа развития российских вооруженных сил, имеющих отношение к наземным боевым действиям: (1) выявить и спрогнозировать политические, экономические, демографические и социальные факторы, лежащие в основе российской военной мощи, и (2) проанализировать вероятное будущее развитие ключевых областей военного потенциала. Эта схема обеспечивает прозрачный, гибкий и систематический подход для составления прогнозов на краткосрочный (следующие 5 лет), среднесрочный (5–10 лет) или долгосрочный (10–20 лет) периоды.

Исследователи опирались на открытые источники информации, включая официальные государственные документы России, официальные бюджеты, законы и публичные заявления, а также на ряд подробных сообщений в открытых источниках о российских вооруженных силах, подготовленных государственными, финансируемыми государством и неправительственными исследовательскими институтами - такими как Разведывательное управление министерства обороны (РУМО – С.Д.) США, Шведское агентство оборонных исследований (Swedish Defense Research Agency), Службы исследований иностранных вооруженных сил (исследовательско-аналитический центр Министерства Армии (Сухопутных сил) США – С.Д.), корпорации RAND и других. Российские и западные СМИ также сообщали о развитии событий и об операциях российских вооруженных сил. Наконец, исследователи проводили беседы с американскими и российскими официальными лицами и аналитиками, изучающими российские вооруженные силы.

Основные результаты:

• За последнее десятилетие существенно изменились ключевые факторы, формирующие способность России создавать и поддерживать свои вооруженные силы, но в среднесрочной перспективе эти же факторы демонстрируют признаки стабильности.

• Общая перспектива развития ключевых российских возможностей ведения наземного боя заключается в их преемственности с точки зрения общего подхода и характеристик военно-промышленного комплекса.

• Будущее развитие наземных российских боевых возможностей, вероятно, будет по-прежнему сосредоточено на ударных средствах дальнего действия; на управлении, контроле, связи, сборе и компьютерной обработке информации, наблюдении и разведке (command, control, communications, computers, intelligence, surveillance, and reconnaissance - C4ISR); а также на силах быстрого развертывания.

• Даже после анализа сценариев, которые могут дать России стимулы для использования различных наземных боевых возможностей, исследовательская группа ожидает, что Россия продолжит расставлять приоритеты возможностей, связанные со стратегическим сдерживанием, региональным доминированием и внутренней безопасностью.

Выводы

Прогнозы о факторах, лежащих в основе российской военной мощи. Способность любой страны создавать и поддерживать вооруженные силы зависит от многих факторов. Но наиболее важными из них являются приоритеты в области безопасности, поддержка общества, экономические показатели, расходы на оборону, демография, количество и качество личного состава вооруженных сил, а также взаимодействие между ними. За последнее десятилетие ключевые факторы в формировании способности России создавать и поддерживать российские вооруженные силы значительно изменились, но в среднесрочной перспективе эти факторы демонстрируют признаки стабильности.

Исследователи обнаружили, что российская элита достигла консенсуса в отношении угроз, стоящих перед Россией, и нет никаких признаков того, что это изменится. Команда (исследователей – С.Д.) также определила довольно последовательную стратегию того, как Россия будет использовать вооруженные силы для противодействия этим угрозам, как показано в таблице 1. Отношение общества демонстрирует поддержку российской власти, ее внешней политики и вооруженных сил.

Таблица 1. Стратегические приоритеты России

Элемент стратегии

Описание

Стратегическое сдерживание

Предотвращение агрессии на российскую территорию путем возложения бремени расходов (имеется в виду высокая – во всех смыслах – С.Д. цена для агрессора).

Региональное доминирование

Быстрая реакция и доминирование в ближнем зарубежье (бывший Советский Союз кроме Прибалтики).

Экспедиционные возможности

Проведение кампаний за пределами собственной территории, чтобы противостоять терроризму, нестабильности и гуманитарным катастрофам.

Подготовка к крупномасштабной войне

Мобилизация крупных сил на случай войны.

Внутренняя безопасность

Обеспечение выживания режима; защита от цветных революций и терроризма.

Прогнозируется, что в России будет наблюдаться относительно низкий экономический рост, составляющий 1-2 процента валового внутреннего продукта (ВВП). Военный бюджет России существенно увеличился, особенно из-за растущих расходов на приобретение (вооружений и техники – С.Д.), хотя ожидается, что будущие военные бюджеты будут выровнены и будут расти пропорционально ВВП. Хотя в России не будет существенного роста населения, демографическая ситуация в стране не критична. Россия также создала относительно стабильную смешанную систему комплектования на призывной и контрактной основе, что позволило ей решать те проблемы с качеством (личного состава – С.Д.), которые подрывали ее вооруженные силы в конце 1990-х и начале 2000-х годов.

Вероятное будущее развитие ключевых областей военного потенциала

Чтобы проанализировать развивающиеся возможности наземных боевых действий в России за последние десять лет, исследователи изучили восемь ключевых областей: (1) маневр сухопутными войсками; (2) огонь с закрытых позиций (на дальностях менее 100 км); (3) удар большой дальности; (4) силы быстрого развертывания; (5) управление, контроль, связь, сбор и компьютерная обработка информации, наблюдение и разведка (C4ISR); (6) противовоздушная оборона; (7) радиоэлектронная борьба; и (8) внутренние силы безопасности. Для каждой (области – С.Д.) исследователи проанализировали последние тенденции в доктрине, расходах, личном составе и последних операциях, а также произвели из этих тенденций прогноз на ближайшее будущее. Команда определила три основных способа развития: сохранение и адаптация, когда Россия опирается на прежние, но модернизированные, системы или концепции советской эпохи; подражание и адаптация, когда Россия опирается на зарубежные модели или концепции; и противодействие иностранным угрозам асимметричными способами.

Общая перспектива развития России в этих ключевых направлениях ведения наземных боевых действий заключается в преемственности с точки зрения общего подхода и характеристик военно-промышленного комплекса.

Российские маневренные сухопутные силы являются ярким примером подхода «сохраняй и адаптируйся». Сухопутные войска получили небольшую долю ресурсов для закупок и модернизации (вооружений и техники – С.Д.). Модернизированные платформы советской эпохи, такие как (средний и основной танк – С.Д.) T-72Б3, можно сделать почти такими же эффективными, как и новые платформы, добавив новые компоненты (например, системы управления огнем или системы активной защиты) за небольшую часть стоимости (новой техники – С.Д.). Россия сохранила (средства – С.Д.) угрозы массированным воздействием по территории, сохранив с советской эпохи большой объем пусковых установок и боеприпасов для ведения огня с закрытых позиций при малозначимой модернизации. Силы быстрого развертывания России, в том числе воздушно-десантные и спецназ ГРУ, также строятся на соединениях советских времен, но представляют собой новые и радикально реформированные силы с новыми системами C4ISR и с иным самым современным оборудованием. Российские силы внутренней безопасности в недавно созданных или реорганизованных ведомствах были отстроены из частей и структур советской эпохи.

В то время как Россия сохранила и адаптировала советские проекты при приобретении ударных систем дальнего действия (то есть систем, используемых на уровне театра военных действий, как правило, с дальностью более 100 км), в своей доктрине и в подходах она подражала рабочим принципам США и адаптировала их. Но России потребовались дополнительные ресурсы, которые стали доступны после 2008 года, чтобы начать развертывание дополнительных авиационных, морских и наземных ударных систем дальнего действия. Российский комплекс C4ISR представляет собой комбинацию систем, унаследованных с советских времен, с продуктами подражания западным концепциям/подходам и адаптации к ним - таким как сетецентрические средства ведения войны. Высокоразвитые российские системы противовоздушной обороны опираются на обширные инвестиции советских времен в противовоздушную оборону, в то время как ее средства радиоэлектронной борьбы являются примером того, как Россия инвестировала в средства, которые могут асимметрично противостоять предполагаемым преимуществам США.

Команда RAND также изучила то, как российское правительство финансирует или субсидирует оборонную промышленность. В некоторых областях, в частности, в ударных системах дальнего действия и C4ISR, Кремль инвестировал значительные ресурсы в рекапитализацию отдельных предприятий. Это указывает на то, что он отдает приоритет системам, которые они (россияне – С.Д.) производят. В других областях – таких, как противовоздушная оборона и радиоэлектронная борьба - Россия оказывает давнюю поддержку компаниям, производящим стратегически важные системы. Третий пример - банкротство и включение проблемных предприятий в государственные холдинговые компании - отражает судьбу основных российских производителей (техники и вооружений для – С.Д.) маневренных сухопутных войск (танков и боевых машин пехоты), отчасти из-за слабого спроса и недостаточной капитализации. Четвертый подход предполагает инвестирование в более спекулятивные технологии, но эти усилия довольно скромны.

Будущие возможности России

Развитие наземных боевых возможностей России, вероятно, будет по-прежнему сосредоточено на ударных системах дальнего действия, C4ISR и быстро развертываемых силах. Российские вооруженные силы будут в целом достигать своих целей в сфере безопасности в пределах имеющихся ресурсов. До 2024 года Россия, вероятно, столкнется с более высокими расходами на призыв в армию из-за сокращения численности мужчин призывного возраста, но она должна быть в состоянии изыскать и набрать достаточное количество личного состава для поддержания текущей численности своих вооруженных сил. Россия будет и впредь уделять основное внимание достижению регионального доминирования в ближнем зарубежье, делая упор на боеготовность и профессионализм немногочисленного компонента вооруженных сил. Будут иметь место некоторое расширение и постепенное совершенствование ударных систем дальнего действия, сил быстрого развертывания, C4ISR и противовоздушной обороны, тогда как в маневренных сухопутных войсках и системах ведения огня с закрытых позиций будет наблюдаться относительный застой. Россия будет продолжать сотрудничество с Западом в таких сферах, как борьба с терроризмом на Ближнем Востоке, одновременно пытаясь развернуться на Восток - к более тесным отношениям, особенно, с Китаем.

Но поскольку будущее неизвестно, то команда исследователей проанализировала два изменения, которые могли бы дать России стимулы для использования различных наземных боевых возможностей - колебания цен на энергоносители, которые могут повлиять на экономический рост, и изменения в российском экономическом росте и в стратегии безопасности из-за изменений в отношениях с Западом или Китаем. После проведения этого анализа команда ожидает, что Россия продолжит расставлять приоритеты в отношении возможностей, связанных со стратегическим сдерживанием, региональным доминированием и внутренней безопасностью.

Последствия для политики США и сухопутных сил США

Таблица 2 суммирует ожидания исследователей в отношении российских разработок в восьми областях возможностей и предлагает последствия для сухопутных сил (США – С.Д.).

Стратегическое сдерживание и внутренняя безопасность по своей сути являются оборонительными, хотя стратегические силы сдерживания могут угрожать Соединенным Штатам и их союзникам. Россия ясно видит угрозы от расширения НАТО и наращивания военного потенциала США/НАТО на своих границах. Восприятие Россией угрозы может возрасти либо может развиться кризис, который может привести к непреднамеренной военной эскалации. Политики США должны учитывать восприятие Россией угрозы, исходящей от развертывания сил США в Европе.

Региональное доминирование создает более непосредственную угрозу интересам США, с учетом того, что основной желаемой сферой влияния России являются бывшие советские республики – такие, как Украина и Грузия, которые стремятся присоединиться к евроатлантическим институтам. Учитывая растущие возможности России и ее растущие интересы, поддержка США не подорвала - и вряд ли сможет существенно подорвать - региональное доминирование России. Тем не менее, вооруженные силы США могут изучить варианты укрепления сил безопасности партнеров, улучшив качество и потенциал нишевых областей – таких, как «иностранные офицеры» (специалисты вооруженных сил США по военно-политическим операциям в иностранных государствах – С.Д.), подразделения, ориентированные на оказание помощи силам безопасности, информационные операции и военно-медицинские подразделения.

Таблица 2. Последствия для сухопутных сил США

Сфера возможностей

Ожидания развития событий в России

Последствия для сухопутных сил США

Маневренные сухопутные силы

Старые платформы с новыми компонентами; медленное внедрение систем следующего поколения

Готовиться к вызовам со стороны российских вооруженных сил больших размеров, но не со стороны новых платформ.

Системы огня с закрытых позиций

Продолжение использования возможностей советских времен

Задуматься над тем, как противостоять C4ISR, ударным системам дальнего действия, ведения огня с закрытых позиций, средств преследования рассеивания, отказа в доступе и военной хитрости.

Ударные системы дальнего действия

Увеличение мощи и возможностей

Подготовиться к скоординированным и длительным атакам на арьергардный эшелон.

Силы быстрого развертывания

Устойчивые инвестиции и постепенное улучшение

Ожидать появления российских вооруженных сил и/или прокси-сил в Европе, на Ближнем Востоке и др.

C4ISR

Запоздалое развертывание модернизированных сетей, новых платформ сбора и компьютерной обработки информации, наблюдения и разведки

Улучшить в США средства ведения кибервойны и радиоэлектронной борьбы на тактическом и оперативном уровнях.

ПВО

Медленное совершенствование, которое угрожает господству США в воздухе

Развивать возможности противодействия средствам отказа в доступе и недопущения в зону действия.

Радиоэлектронная борьба

Продолжение совершенствования

Изучать варианты защиты средств позиционирования, навигации, расчета времени, сбора и компьютерной обработки информации, наблюдения и разведки.

Силы внутренней безопасности

Поддержание текущих размеров, если внутри страны не будут происходить экстремальные события

Ожидайте устойчивого снабжения вооруженных сил, даже если Россия будет испытывать беспорядки внутри страны.

Экспедиционный потенциал России представляет собой серьезный вызов, который потребует как гибкости, так и готовности к интенсивному конфликту с хорошо вооруженным противником. Хотя Россия и инвестировала в спецназ, в ударные системы большой дальности и в противовоздушную оборону, ее вооруженные силы не рассчитаны на экспедиционные кампании в глобальном масштабе, особенно с учетом пробелов в экспедиционной логистике и недостаточного объема постоянно действующих договоренностей по базированию. Тем не менее, Россия может поддержать прокси-силы, чтобы подорвать интересы США. Сухопутные силы США должны изучить варианты подготовки к этому вызову, например, обеспечить, чтобы силы, развернутые там, где возможен конфликт с Россией, были обучены и обеспечены оборудованием, а также были готовы к действиям, при этом избегая эскалации.

Возможно, самый опасный вариант - это крупномасштабная наземная война с Россией. Маловероятно, чтобы Россия готовилась начать такую войну, учитывая ее цели и стратегию в области безопасности, прошлые решения по развитию ключевых возможностей и ограничения, связанные с ее экономикой, демографией и кадровой политикой. Тем не менее, помимо преимуществ России в отношении численности сухопутных войск в Европе, существующие исследования показывают, что нынешние и прогнозируемые краткосрочные возможности России представляют угрозу для сухопутных сил США в Европе.

Помимо восполнения пробелов в потенциале сухопутных сил, потребуется совместное реагирование вооруженных сил США и союзников. Для союзников, граничащих с российской территорией, включая Польшу и Прибалтику, поиск путей повышения конкурентоспособности с российскими вооруженными силами в возможном сотрудничестве с силами США может быть неоценимым для сдерживания российской подрывной деятельности - за исключением войны и конфликта высокой интенсивности.

 

Источник: RAND Corporation, www.rand.org/t/RR3099

 

Дата создания: 25.07.2019 11:25
Дата обновления: 25.07.2019 11:25