Смещение альянсов: Турция теперь «официально» союзник России?

Анкара приобретает российский комплекс ПВО С-400. Выход из НАТО неизбежен?

Автор: Мишель Хосудовский  Michel Chossudovsky — профессор экономики Оттавского университета (Канада), основатель и директор Центра изучения глобализации (Centre forResearch onGlobalization [CRG], г. Монреаль, Канада). Работал советником правительств развивающихся стран и международных организаций. Автор 11 книг, участвовал в составлении Encyclopaedia Britannica. В 2014 году был награжден Золотой медалью «За заслуги» Республики Сербия за освещение агрессии НАТО против Югославии.

Перевод: С.П. Духанов.

***

В структуре военных союзов разворачивается полномасштабный кризис. У Турции нет никакой разумной возможности сохранить свое членство в НАТО, одновременно заключая соглашение о военном сотрудничестве с Российской Федерацией.

Напоминание о Первой мировой войне, смещающиеся альянсы и структура военных коалиций являются решающими факторами истории.

Сегодняшние военные союзы, в том числе «сквозные коалиции» между «великими державами», заметно отличаются от тех, которые относятся к Первой мировой войне, превосходят их по своей сложности (т.е. противостояние «Тройственной Антанты» и «Тройственного альянса»).

Де-факто состоявшийся выход Турции из НАТО указывает на исторический сдвиг в структуре военных альянсов, который потенциально может способствовать ослаблению гегемонии США на Ближнем Востоке, а также созданию условий, которые могут привести к распаду Организации Североатлантического договора (НАТО).

НАТО представляет собой грозную военную силу, состоящую из 29 государств-членов, которая в значительной степени контролируется Пентагоном. Это военная коалиция и инструмент современной войны. Она представляет угрозу глобальной безопасности и миру во всем мире.

Противоречия внутри Атлантического альянса могут принять форму в виде «NATO-Exit» одного или нескольких государств-членов, решившихся на это. Движение «NATO-Exit» неизбежно ослабит консенсус, навязываемый нашими правительствами, который на данном этапе нашей истории состоит в угрозе ведения «превентивной войны» против Ирана и Российской Федерации.

В постели с врагом


Хотя Турция по-прежнему «официально» является членом НАТО, президент Реджеп Тайип Эрдоган в течение последних двух лет развивает «дружеские отношения» с двумя самыми твердыми врагами Америки, а именно - Ираном и Россией.

Военное сотрудничество США и Турции (включая базы ВВС США в Турции) восходит к холодной войне.

В конечном итоге в НАТО именно у Турции самые большие обычные силы (после США), которые больше вооруженных Франции, Британии и Германии.

#NATOExit

Вообще говоря, средства массовой информации проигнорировали или тривиализировали разногласия между США и Турцией, а также их последствия для Атлантического альянса.

НАТО потенциально в руинах. Поставка С-400 с опережением графика почти на год будет способствовать дальнейшей дестабилизации структуры военных альянсов в ущерб Вашингтону.

Турция, кроме того, союзник Ирана. Обладание Турцией С-400 неизбежно повлияет на текущие военные планы США, направленные против Ирана (который также будет приобретать С-400).


Означает ли это, что Турция, являющаяся членом НАТО, выйдет из интегрированной системы ПВО США-НАТО-Израиль? Такое решение равносильно выходу из НАТО.

Более того, прежний союз Турции с Израилем больше не действует. В свою очередь, американо-турецко-израильский «Тройственный альянс» почил в бозе.


Шарон и Эрдоган в 2004 году.

В 1993 году Израиль и Турция подписали Меморандум о взаимопонимании, который привёл к созданию (израильско-турецких) «совместных комитетов» для борьбы с так называемыми «региональными угрозами». В соответствии с условиями Меморандума Турция и Израиль договорились «сотрудничать в сборе разведданных по Сирии, Ирану и Ираку, а также регулярно встречаться для обмена оценками, касающимися терроризма и военного потенциала этих стран».

«Тройственный альянс», связывающий США, Израиль и Турцию, координировался Объединенным комитетом начальников штабов США. Этот альянс был интегрированной и скоординированной структурой военного командования, относящейся к «более широкому» Ближнему Востоку. Он был основан на тесных двусторонних военных связях США, соответственно, с Израилем и Турцией - в сочетании с прочными двусторонними военными отношениями между Тель-Авивом и Анкарой. В этом отношении Израиль и Турция были близкими партнерами США в планируемых воздушных атаках на Иран с 2005 года. Излишне говорить, что этот тройственный союз более не существует.

Поскольку Турция встала на сторону Ирана и России, для США и Израиля было бы «самоубийством» даже подумать о проведении воздушных атак на Иран.

Более того, не работает и соглашение о военном сотрудничестве между НАТО и Израилем 2005 года, в значительной степени опиравшееся на роль Турции. Это означает, что американо-израильские угрозы, направленные против Ирана, больше не поддерживаются Турцией, которая вступила в ситуационный союз с Ираном.

Более широкая реорганизация военных альянсов

Сдвиг в военных союзах не ограничивается Турцией. После раскола в отношениях между Катаром и Саудовской Аравией Совет сотрудничества стран Персидского залива (Gulf Cooperation Council, GCC) находится в замешательстве из-за того, что Катар встал на сторону Ирана и Турции против Саудовской Аравии и ОАЭ. А Катар имеет огромное стратегическое значение, поскольку он делит с Ираном крупнейшие в мире морские газовые месторождения в Персидском заливе.

Военная база Аль-Удейд возле Дохи является крупнейшей военной базой Америки на Ближнем Востоке. Там находится передовой штаб Центрального командования США (US Central Command) на Ближнем Востоке. Турция, в свою очередь, сейчас создала собственный военный объект в Катаре.

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС)


Глубокий сдвиг в геополитических альянсах происходит также и в Южной Азии. Здесь в 2017 году Индия и Пакистан были объявлены полноправными членами Шанхайской организации сотрудничества (ШОС). Этот исторический сдвиг представляет собой неизбежный удар по Вашингтону, у которого имеются оборонные и торговые соглашения и с Пакистаном, и с Индией. И хотя Индия по-прежнему твердо поддерживает Вашингтон, политическая хватка Америки в отношении Пакистана (посредством военных и разведывательных соглашений) ослабла в результате торговых и инвестиционных сделок Пакистана с Китаем.

Другими словами, это расширение ШОС ослабляет гегемонистские амбиции Америки как в Южной Азии, так и в более широком евразийском регионе. Оно имеет отношение к маршрутам нефтегазопроводов, транспортным коридорам, границам и взаимной безопасности и морским правам.

Пакистан это ворота в Афганистан и Центральную Азию, где влияние США ослабилось в пользу Китая, Ирана и Турции. Китай участвует в крупных инвестиционных проектах по добыче полезных ископаемых, не говоря уже о разработке транспортных маршрутов, направленных на интеграцию Афганистана в западный Китай.

Как в эту ситуацию вписывается Турция? Эта страна все шире и активнее участвует в евразийском проекте, в котором доминируют Китай и Россия. В 2017-18 годах Эрдоган провел несколько встреч с председателем КНР Си Цзинь Пином и Владимиром Путиным. Турция в настоящее время является партнером по диалогу с ШОС.

Антивоенное движение: Народное движение #NATOExit

Критически важное значение имеет то, что кризис в НАТО предоставляет собой историческую возможность для развития народного движения #NATOExit по всей Европе и Северной Америке. Это народное движение окажет давление на правительства государств-членов с целью выхода из Атлантического альянса. Это движение в конечном итоге должно демонтировать и упразднить военно-политический аппарат Организации Североатлантического договора.

Copyright © Prof Michel Chossudovsky, Global Research, 2019

Источник: https://www.globalresearch.ca/shifting-alliances-is-turkey-now-officially-an-ally-of-russia-acquires-russias-s-400-exit-from-nato-imminent/5683458

Дата создания: 18.07.2019 16:23
Дата обновления: 18.07.2019 16:23