Перевод доклада «Мультипликаторы пропаганды: Как глобальные информационные агентства и западные СМИ преподносят информацию по геополитическим проблемам».

Автор - швейцарская исследовательская организация Swiss Propaganda Research

Введение от «альтернативного» интернет-издания Information Clearing House (США):

У Вас перед глазами исследование по одному из наиболее важных, и пока неизвестному широкой публике, аспекту нашей медиа-системы. А именно: в западных СМИ большая часть освещения международных событий приходится всего на три глобальных информационных агентства, базирующихся в Нью-Йорке, Лондоне и Париже.

То, что эти агентства играют ключевую роль, означает, что западные СМИ часто не просто освещают одни и те же темы, но используют одни и те же формулировки. Кроме того, государственные органы, военные ведомства и разведывательные службы используют эти глобальные информационные агентства как мультипликаторы для распространения своих пропагандистских сообщений по всему миру.

Приводимое ниже исследование того, как освещали сирийскую войну девять ведущих европейских газет, четко иллюстрирует эти проблемы. Так, 78% всех статей были полностью или частично основаны на сообщениях агентств, и 0% - на самостоятельных журналистских расследованиях. Более того, в 82% всех интервью и комментариев отстаивалась позиция в пользу интервенции США и НАТО в Сирию.

Между тем, вину за ведение пропаганды приписывали и приписывают исключительно противоположной стороне. (http://www.informationclearinghouse.info/51199.htm)

***

Мультипликаторы пропаганды

Как глобальные информационные агентства и западные СМИ преподносят информацию по геополитическим проблемам.

Что-то странное

Как та или иная газета узнаёт то, что она узнаёт? Ответ на этот вопрос может удивить тех, кто читает газеты: «Основным источником информации являются статьи информационных агентств. Эти - действующие практически анонимно - информационные агентства являются в некотором роде ключом к мировым событиям. И как же называются эти агентства, как они работают, и кто их финансирует? Чтобы судить, насколько хорошо человек информирован о событиях на Востоке и на Западе, нужно знать ответы на эти вопросы». (Höhne 1977, S. 11)

Один швейцарский исследователь СМИ отмечает: «Информационные агентства являются наиболее важными поставщиками материалов для средств массовой информации. Ни одно ежедневное СМИ не может обойтись без них. …Таким образом, информационные агентства влияют на наше восприятие мира. Хуже всего то, что узнаем мы лишь то, что выбрали они». (Blum 1995, стр. 9)

С учетом значительной важности этих агентств, тем более удивительно, что они практически неизвестны общественности: «Большая часть общества не знает, что информационные агентства вообще существуют… На самом же деле, они играют чрезвычайно важную роль на рынке средств массовой информации. Но, несмотря на их большое значение, в прошлом им уделялось мало внимания » (Schulten-Jaspers 2013, стр. 13).

Не кто иной, как глава одного информационного агентства отметил: «В информационных агентствах есть что-то странное. Они мало известны публике. В отличие от газет, их деятельность не так сильно освещается, но их всегда можно найти у источника той или иной преподносимой истории ». (Segbers 2007, p. 9)

Невидимый нервный центр медиасистемы

Так как же называются те, кто «всегда находится у источника истории»? На сегодня осталось всего только три глобальных агентства:

1.      Американское агентство Associated Press (AP) со штатом, превышающим 4 000 сотрудников по всему миру. AP относится к американским медиа-компаниям; его главная редакция находится в Нью-Йорке. Новости AP используют около 12 000 международных средств массовой информации, которые ежедневно охватывают более половины населения мира.

2.      Французское квазигосударственное агентство Agence France-Presse (AFP), насчитывающее около 4 000 сотрудников и базирующееся в Париже. AFP ежедневно отправляет в СМИ по всему миру более 3 000 текстовых материалов и фотографий.

3.      Британское агентство Reuters со штаб-квартирой в Лондоне. Находится в частной собственности и насчитывает чуть более 3 000 человек. Британская корпорация Reuters Group была приобретена в 2008 году канадской медиа-корпорацией Thomson Corporation. Главным акционером компании Thomson Reuters, образованной результате слияния, стала холдинговая фирма The Woodbridge Company, действующая в интересах семьи Томсон. Штаб-квартира агентства находится в Нью-Йорке.

Конечно, многие страны имеют собственные информационные агентства. Однако когда дело доходит до международных новостей, то они обычно полагаются на три названных выше глобальных агентства и просто копируют или переводят их сообщения.

Три глобальных информационных агентства Reuters, AFP и AP, а также три национальных агентства немецкоязычных стран Австрии (Austria Presse Agentur - APA), Германии (Deutsche Presse-Agentur-DPA) и Швейцарии (Swiss news agency Keystone- SDA).

Вольфганг Выслозил (Wolfgang Vyslozil), бывший управляющий директор австрийского агентства APA, описал ключевую роль информационных агентств такими словами: «Информационные агентства редко попадают в поле зрения общественности. Тем не менее, они являются одним из самых влиятельных и в то же время одним из наименее известных типов СМИ. Это ключевые институты, имеющие существенное значение для любой системы СМИ. Это невидимый нервный центр, который соединяет все части этой системы ». (Segbers 2007, p.10)

Коротенькая аббревиатура - большой эффект

Однако есть простая причина тому, что глобальные агентства, несмотря на их важность, практически неизвестны широкой общественности. По словам швейцарского профессора-специалиста по СМИ: «Радио и телевидение обычно не называют свои источники, и только специалисты могут расшифровать ссылки в журналах». (Blum 1995, P. 9)

При этом необходимо понимать мотивы такой скрытности: новостные агентства не особенно-то и заинтересованы в том, чтобы дать читателям понять, что сами они большую часть предоставляемой ими информации вовсе и не исследовали.

На рисунке ниже показаны некоторые примеры тегирования источников в популярных немецкоязычных газетах. Рядом с сокращениями агентства мы находим всего лишь инициалы тех, никому не известных, редакторов, которые препарировали соответствующее сообщение того или иного агентства.

Информационные агентства как источники сведений в газетных статьях

Иногда газеты используют материалы агентств, вообще никак их не маркируя. Исследование, проведенное в 2011 году Швейцарским научно-исследовательским институтом общественной сферы и общества Цюрихского университета (Research Institute for the Public Sphere and Society at the University of Zurich), пришло к следующим выводам (FOEG 2011):

«Сообщения агентств используют целиком, без маркировки или частично переписывая, с тем, чтобы они выглядели как результат деятельности самой редакции. Кроме того, существует практика без особых усилий «оживлять» сообщения агентств. Так, например, используются методы визуализации - неопубликованные ранее сообщения агентств обогащают изображениями и графикой и затем представляют в виде полноценных актуализированных сообщений».

Агентства играют заметную роль не только в печатных СМИ, но также в частном и государственном электронном вещании. Это подтверждает (https://www.heise.de/tp/features/Bleiben-Sie-ARD-aktuell-gewogen-3379301.html) Фолькер Бройтигам (Volker Bräutigam), который десять лет проработал на германскую государственную телекомпанию ARD и критически оценивает доминирование этих агентств: «Одна из фундаментальных проблем заключается в том, что отдел новостей в ARD получает информацию, в основном, из трех источников. Это информационные агентства DPA/AP, Reuters и AFP - т.е. одно германское/американское, одно британское и одно французское. (…) Редактору, работающему над новостной темой, нужно лишь выделить на экране несколько текстовых отрывков, которые он считает необходимыми, перекомпоновать их, склеить и несколько расцветить».

Швейцарское радио и телевидение (SRF) также в значительной степени основывается на сообщениях указанных выше агентств. На вопрос зрителей, почему ничего не сообщалось о марше мира на Украине, редакция ответила (https://www.srf.ch/sendungen/hallosrf/warum-berichtet-srf-nicht-ueber-den-friedensmarsch-in-der-ukraine): «На сегодняшний день мы не получили ни одного сообщения об этом марше от независимых агентств – ни от Reuters, ни от AP, ни от AFP».

Фактически, не только текст, но также изображения, звук и видеозаписи, с которыми мы ежедневно сталкиваемся в наших СМИ, в основном, принадлежат всё тем же агентствам. То, что непосвященная аудитория может воспринимать за сообщения своей местной газеты или телестанции, на самом деле представляет собой скопированные сообщения из Нью-Йорка, Лондона и Парижа.

Некоторые средства массовой информации даже пошли еще дальше и из-за нехватки ресурсов перевели на аутсорсинг агентств всю работу своих редакций с международной информацией. Более того, хорошо известно, что многие новостные порталы в Интернете в основном публикуют отчеты агентств (см., например, Paterson 2007, Johnston 2011, MacGregor 2013).

В конце концов, эта зависимость от глобальных агентств создает поразительное единообразие всего массива международной информации - от Вены до Вашингтона наши СМИ часто освещают одни и те же темы, используя множество совершенно одинаковых или весьма схожих фраз. Это явление, если бы оно наблюдалось у противной стороны, истолковывалось бы, скорее всего, как «контроль над СМИ в авторитарных государствах».

На рисунке ниже приведены некоторые примеры публикаций из германских и международных изданий. Как вы можете видеть, несмотря на заявленную объективность, иногда появляется некоторая (гео-)политическая предвзятость.

«Путин угрожает», «Иран провоцирует», «НАТО обеспокоена», «Цитадель Асада» - примеры сходства в содержании и формулировке сообщений мировых информационных агентств.

Роль корреспондентов

У большинства наших СМИ нет собственных корреспондентов, аккредитованных в иностранных государствах. Поэтому у этих изданий нет иного выбора, кроме как полностью полагаться на международные агентства в том, что касается получения новостей из-за рубежа. Но как насчет крупных ежедневных газет и телеканалов, у которых свои корреспонденты за рубежом имеются? В немецкоязычных странах к таким СМИ относятся, например такие газеты, как NZZ (Neue Zürcher Zeitung — «Новая цюрихская газета»), FAZ (Frankfurter Allgemeine Zeitung — «Франкфуртская всеобщая газета»), Sueddeutsche Zeitung («Южногерманская газета» - SZ), Welt (Мир) и государственные вещатели.

Прежде всего, следует помнить о соотношении размеров - хотя в глобальных агентствах по всему миру работают несколько тысяч человек, даже швейцарская газета NZZ, известная своими публикациями на международные темы, имеет в своем штате всего 35 зарубежных, включая экономических, корреспондентов. В крупных странах – таких, как Китай или Индия - работает всего по одному корреспонденту. Всю Южную Америку освещают всего два журналиста, в то время как в еще более крупной Африке вообще нет никого, кто находился бы там постоянно.

Более того, в зонах военных действий корреспонденты вообще редко выходят на улицу. Например, о войне в Сирии многие журналисты «сообщали» из таких городов, как Стамбул, Бейрут, Каир или даже с Кипра. Кроме того, у многих журналистов отсутствуют языковые навыки, необходимые для понимания местных жителей и СМИ.

Как в таких обстоятельствах корреспонденты узнают, что такое «новости» в их регионе пребывания? Ещё раз - главный ответ: от мировых агентств. Голландский корреспондент по Ближнему Востоку Йорис Луендейк (Joris Luyendijk)в своей книге «Такие же люди, как и мы: искажение Ближнего Востока» (People Like Us: Misrepresenting the Middle East) впечатляюще описал то, как работают корреспонденты и как они зависят от мировых агентств: «Ранее я представлял себе корреспондентов в качестве историков настоящего времени. Когда происходило что-то важное, они это исследовали, выясняли, что происходит, и сообщали об этом. Но я не порывался, чтобы выяснять происходящее. Это было сделано задолго до того. Я просто сообщал о том, что происходило здесь и сейчас.

Когда что-то происходило, то редакторы, находящиеся в Нидерландах, звонили мне, отправляли по факсу или по электронной почте пресс-релизы, и я пересказывал их своими словами по радио или переделывал их в статью для газеты. По этой причине для моих редакторов важнее было то чтобы, меня просто можно было найти на месте, а не то, чтобы я знал, что и где происходит. Информационные агентства предоставляли достаточно информации, чтобы вы могли написать или рассказать о любых кризисах или встречах на высшем уровне.

Вот почему вы часто сталкиваетесь с одними и теми же изображениями и историями, когда просматриваете несколько разных газет или переключаетесь с одного новостного канала на другой.

Наши мужчины и женщины в лондонском, парижском, берлинском и вашингтонском бюро - все - считали, что в новостях доминируют не те темы и что мы слишком рабски следуем стандартам информационных агентств.

Обычно про корреспондентов думают, что у них «есть история». Но реальность такова, что новости - это как конвейерная лента на хлебозаводе. Мы, корреспонденты, стоим в конце конвейерной ленты, но притворяемся, что это мы сами испекли вот эту белую буханку. Однако, на самом деле все, что мы сделали, так это положили ее в упаковку.

Как-то раз один мой друг спросил меня, как мне удавалось отвечать на все вопросы во время этих разговоров во время эфира – в любое время дня и ночи и без каких-либо колебаний. Когда я сказал ему, что, как и в выпусках телевизионных новостей, мы знали все вопросы заранее, то его ответ по электронной почте был полон ругательств. Мой друг понял, что на протяжении десятилетий то, что он смотрел и слушал в новостях, было чистым театром». (Luyendjik 2009, с. 20-22, 76, 189)

Другими словами, типичный корреспондент, как правило, не способен проводить независимые исследования, а скорее занимается темами, которые уже были выписаны информационными агентствами, и подтверждает их. Вот он, пресловутый «эффект мейнстрима».

Кроме того, в целях экономии средств многие средства массовой информации в настоящее время вынуждены «делиться» своими немногочисленными зарубежными корреспондентами с другими СМИ. А в отдельных группах средств массовой информации сообщения из-за рубежа часто используются несколькими изданиями. Ни то, ни другое не способствует диверсификации в освещении событий.

То, о чём агентство не сообщает, то и не происходит

Отводимая информационным агентствам центральная роль объясняет также и то, почему в геополитических конфликтах большинство СМИ используют одни и те же источники «оригинальной информации». Например, в сирийской войне постоянно фигурировала «Сирийская обсерватория по правам человека» - базирующаяся в Лондоне сомнительная организация, в которой числится всего один человек. Средства массовой информации редко задавали вопросы непосредственно этой «Обсерватории», поскольку ее оператор на самом деле был недоступен даже для журналистов.

Чаще всего «Обсерватория» предоставляла свои истории глобальным агентствам, которые затем рассылали их тысячам средств массовой информации, которые, в свою очередь, «информировали» сотни миллионов читателей и зрителей по всему миру. Причина, по которой агентства в своих сообщениях из всех источников выбирали именно эту странную «Обсерваторию» остаётся открытым – точно так же, как и вопрос о том, кто в действительности её финансировал. Но вопрос этот задавали крайне редко.

Бывший главный редактор германского информационного агентства DPA Манфред Штеффенс (Manfred Steffens) в своей книге «Новостной бизнес» (The Business of News) констатирует: «Новость не становится «более правильной» просто лишь потому, что кто-то в состоянии предоставить её источник. В действительности вряд ли кто-то станет доверять новостному материалу больше только потому, что приводится ссылка на источник. (…) Прикрываясь щитом «источника», некоторые весьма склонны к тому, чтобы распространять довольно опасные вещи, даже если у них самих имеются обоснованные сомнения в их достоверности. Ведь ответственность, по крайней мере, моральная, всегда может быть перенесена на цитируемый источник». (Steffens 1969, p. 106)

Зависимость от глобальных агентств является также основной причиной того, что освещение геополитических конфликтов в средствах массовой информации часто является поверхностным и хаотичным, в то время как реальные исторические отношения и содержание сообщений носят фрагментарный характер или вообще отсутствуют. По словам Штеффенса, «информационные агентства получают свои импульсы почти исключительно от текущих событий и поэтому по своей природе их сообщения являются антиисторическими. Они с неохотой излагают добавочный контекст сверх того, чем это строго необходимо». (Steffens 1969, p. 32)

И, наконец, доминирование глобальных агентств объясняет то, почему некоторые геополитические проблемы и события - которые зачастую не очень хорошо вписываются в повествование, заданное Соединенными Штатами/НАТО, или являются «неважными» - вообще не упоминаются в наших СМИ. Если агентства не сообщают о чем-то, тогда большинство западных СМИ и не будут об этом знать. Как отмечалось по случаю 50-летия германского DPA: «То, о чём агентство не сообщает, то и не происходит» (Wilke 2000, p. 1).

Добавление сомнительных историй

При том, что в наших СМИ некоторые темы вообще не появляются, другие темы весьма заметны, хотя на самом деле они таковыми быть не должны: «Зачастую средства массовой информации сообщают не о реальности, а о сконструированной или инсценированной реальности. (…) В ряде исследований было продемонстрировано, что работа средств массовой информации, в основном, определяется пиар-активностью и что пассивные взгляды, когда с готовностью воспринимается внешняя информация, перевешивают активно-исследовательские.» (Blum 1995, p. 16)

Фактически, из-за довольно низкой журналистской активности наших СМИ и из-за их высокой зависимости от нескольких новостных агентств заинтересованным сторонам легко распространять пропаганду и дезинформацию мировой общественности в якобы респектабельном формате. Редактор DPA Штеффенс предупредил об этой опасности: «Критическое отношение усыпляется тем сильнее, чем более уважаемым является информационное агентство или издание. Любой, кто хочет представить мировой прессе сомнительную историю, должен лишь попытаться разместить свою историю в достаточно авторитетном агентстве – тогда он может быть уверен в том, что немногим позднее она появится в других СМИ. Иногда случается так, что фальшивка переходит от агентства к агентству и приобретает все большую и большую достоверность». (Steffens 1969, p. 234)

Среди наиболее активных участников «внедрения» сомнительных геополитических новостей - вооруженные силы и министерства обороны ряда государств. Например, в 2009 году глава американского информационного агентства AP Том Кёрли (Tom Curley) объявил, что в Пентагоне работают более 27 000 специалистов по связям с общественностью, которые, располагая бюджетом почти в 5 миллиардов долларов в год, обрабатывают средства массовой информации и осуществляют целенаправленные манипуляции. Кроме того, высокопоставленные американские генералы угрожали, что они «уничтожат» АР и самого Кёрли лично, если его журналисты будут отозваться об американских вооруженных силах критически.

Несмотря на такие угрозы - или благодаря им? - наши СМИ регулярно публикуют сомнительные сведения, поступившие к их неназванным «информаторам» из «американских оборонных кругов».

Ульрих Тилгнер (Ulrich Tilgner), много лет проработавший корреспондентом германского и швейцарского телевидения на Ближнем Востоке, в 2003 году, вскоре после войны в Ираке, уведомил о фактах обмана со стороны военных и о той роли, которую играют СМИ: «С помощью СМИ вооруженные сил определяют общественное восприятие и используют это в своих планах. Военным удается вызывать определённые ожидания и распространять вымыслы и фальсификации. В этой войне новой разновидности пиар-стратеги из администрации США выполняют те же функции, что и пилоты бомбардировщиков. Специальные отделы по связям с общественностью в Пентагоне и в спецслужбах стали комбатантами информационной войны. (…) Вооруженные силы США специально используют отсутствие прозрачности в освещении средствами массовой информации для своих дезинформационных маневров. Их способы распространения информации, которую затем собирают и распространяют газеты и вещатели, делают для читателей, слушателей или зрителей невозможным отслеживать первоисточник. Таким образом, аудитория не сможет распознать фактическое намерение военных». (Tilgner 2003, p. 132)

То, что известно американским военным, не чуждо и спецслужбам США. В замечательном репортаже британского 4-го канала (https://swprs.org/video-the-cia-and-the-media/) бывшие чиновники ЦРУ и корреспондент агентства Reuters откровенно говорили о систематическом распространении пропаганды и дезинформации при освещении геополитических конфликтов: Бывший офицер ЦРУ и разоблачитель Джон Стокуэлл (John Stockwell, https://en.wikipedia.org/wiki/John_Stockwell) рассказал о своей работе в ходе ангольской войны: «Основная тема заключалась в том, чтобы заставить всё выглядеть так, словно происходящее в Анголе [вражеская] агрессия. Таким образом, если в любой точке мира мы могли написать какую-то историю и донести её до СМИ, то мы это делали. Треть моих сотрудников в этой специальной группе были специалистами по тайным операциям, они были пропагандистами, профессиональная карьера которых заключалась в том, чтобы придумывать истории и находить способы доведения их до прессы. Редакторы большинства западных газет не слишком-то критично относятся к тем сообщениям, которые соответствуют общим взглядам и предрассудкам. То есть, мы придумывали следующую историю, и она держалась неделями. Однако все это было выдумкой».

Фред Бриджлэнд (Fred Bridgland, https://en.wikipedia.org/wiki/Fred_Bridgland) вспоминает о своей работе в качестве военного корреспондента агентства Reuters: «Основой наших сообщений были официальных пресс-релизы. Лишь несколько лет спустя я узнал, что в посольстве США в Лусаке (столица Замбии – С.Д.) сидел какой-то мелкий црушный эксперт по дезинформации и составлял эти коммюнике, которые не имели никакого отношения к истине. По сути, и, грубо говоря, вы можете опубликовать любую старую чушь, и она получит газетное пространство».

А бывший аналитик ЦРУ Дэвид МакМайкл (David MacMichael, https://en.wikipedia.org/wiki/David_MacMichael) описал свою работу во время войны в Никарагуа следующими словами: «Они говорили, что наша разведка в Никарагуа была настолько хороша, что мы могли даже слышать, когда кто-то смывал воду в туалете. Но моё ощущение было таково, что те истории, которые мы рассказывали в прессе, и происходили прямо из туалета». (Хёрд, 1985)

Конечно, у разведывательных служб также есть большое количество прямых контактов (http://www.carlbernstein.com/magazine_cia_and_media.php) в наших СМИ, которым в случае необходимости можно «сливать» информацию. Но без центральной роли мировых информационных агентств синхронизация пропаганды и дезинформации по всему миру никогда не была бы такой эффективной.

Посредством этого «мультипликатора пропаганды» сомнительные истории от экспертов по связям с общественностью, работающих на государственную власть, вооруженные силы и разведывательные службы, достигают широкой публики более или менее беспрепятственно и без фильтрации. Журналисты ссылаются на информационные агентства, а информационные агентства ссылаются на «свои источники». Хотя они часто пытаются подчеркнуть неопределенность сведений с помощью таких слов, как «очевидно», «предположительно» и тому подобные. Но слух-то уже давно распространился по всему миру, и результат уже был достигнут.

 Мультипликаторы пропаганды: власть, вооруженные силы и разведывательные службы используют глобальные информационные агентства для распространения своих сообщений среди мировой аудитории.

Как сообщает New York Times ...

Помимо глобальных информационных агентств, есть еще один источник, который часто используют средства массовой информации по всему миру для освещения геополитических конфликтов, а именно - ведущие издания Великобритании и США.

Например, такие новостные издания, как New York Times или BBC, имеют до 100 штатных корреспондентов за рубежом и других иностранных сотрудников. Однако ближневосточный корреспондент Луендейк отмечает: «Голландские новостные команды, включая меня, питались теми новостями, которые отбирали такие качественные СМИ, как CNN, BBC и New York Times. Мы делали это, исходя из того, что их корреспонденты понимали арабский мир и задавали тон в освещении происходящего. Но оказалось, что многие из них не владели арабским языком или, по крайней мере, не настолько, чтобы иметь возможность разговаривать на нем или отслеживать местные средства массовой информации. Многие из лучших журналистов CNN, BBC, Independent, Guardian, New Yorker и NYT чаще всего зависели от помощников и переводчиков ». (Luyendijk p. 47)

Кроме того, часто было нелегко проверить источники этих средств массовой информации («военные круги», «анонимные правительственные чиновники», «сотрудники разведки» и т.п.), которые поэтому можно было также использовать для распространения пропаганды. В любом случае, широко распространенная ориентация наших СМИ на англосаксонские издания приводит к дальнейшему схождению освещения геополитических событий в одной точке.

На рисунке ниже показаны некоторые примеры такого цитирования на основе освещения событий в Сирии крупнейшей ежедневной газетой Швейцарии Tages-Anzeiger. Все статьи относятся к первым дням октября 2015 года, когда Россия впервые вмешалась непосредственно в сирийскую войну (голубым цветом выделены американские и британские источники):

Частые ссылки на британские и американские СМИ, примером которых является освещение войны в Сирии швейцарской ежедневной газетой Tages-Anzeiger в октябре 2015 года.

Востребованная история

Но почему же журналисты наших СМИ просто не попытаются исследовать и освещать события независимо от мировых агентств и англосаксонских СМИ? Ближневосточный корреспондент Луендейк описывает свой опыт: «Вы могли бы предложить, что я должен был поискать источники, которым я мог бы доверять. Я пытался. Но всякий раз, когда я хотел написать свой материал, не используя новостные агентства, основные англосаксонские СМИ или говорящие головы, то он рассыпался. Конечно же, я как корреспондент, мог бы рассказывать совершенно разные истории об одной и той же ситуации. Но средства массовой информации могли представить только одну из них, и достаточно часто это была именно та история, которая подтверждала преобладающую картину». (Luyendijk p.54ff)

Исследователь СМИ Ноум Чомски (Noam Chomsky) в своем эссе «Что делает мейнстримовские СМИ мейнстримом» (https://chomsky.info/199710__/) описал этот эффект следующим образом: «Если вы отойдёте от официальной линии, если подготовите сообщения, излагающие альтернативные точки зрения, то вы очень скоро почувствуете это. Есть много способов быстро вернуть вас в строй. Если вы не будете следовать рекомендациям, то долго работать вы не сможете. Эта система работает довольно эффективно, и она соответствует сложившимся структурам власти». (Хомский, 1997)

Тем не менее, некоторые ведущие журналисты по-прежнему считают, что никто не может сказать им, что писать. Как складывается такое мнение? Медиа-исследователь Чомски проясняет это кажущееся противоречие: «Дело в том, что они просто не будут находиться на своих постах, если они к тому времени уже не продемонстрируют, что никому не надо говорить им, что и как писать в силу того, что они и так собираются говорить «правильные вещи». Если бы они начинали свою карьеру в качестве мелкого служащего, скажем, в метро, или где-то ещё в этом же духе, и излагали бы «неправильные истории», то они никогда не добрались бы до тех позиций, на которых они сейчас могут говорить все, что им нравится. Они прошли через систему социализации». (Хомский, 1997)

В конечном счете, этот «процесс социализации» формирует такую журналистику, которая, как правило, больше не занимается независимыми расследованиями и не излагает свои сообщения о геополитических конфликтах (и некоторых других темах) в критическом свете, а стремится затвердить востребованный нарратив с помощью соответствующих редакционных статей, комментариев и специально отобранных интервьюируемых.

Первый закон журналистики

Бывший журналист AP Герберт Альтшуль (Herbert Altschull) назвал это «Первым законом журналистики»: «Во всех системах печати средства массовой информации являются инструментами тех, кто осуществляет политическую и экономическую власть. Газеты, периодические издания, радио и телевизионные станции не действуют независимо, хотя они и обладают возможностью независимо осуществлять свои полномочия». (Altschull 1984/1995, p. 298)

В этом смысле логично, что наши традиционные средства массовой информации, которые финансируются преимущественно за счет рекламы или государства, представляют геополитические интересы трансатлантического альянса, ведь как корпорации-рекламодатели, так и сами государства зависят от господства США в трансатлантической архитектуре экономики и безопасности.

Кроме того, наши ведущие СМИ и люди, занимающие в них ключевые позиции, - в духе «социализации» по Чомски - часто сами являются членами трансатлантических элитных сетей. Вот некоторые из наиболее важных институтов:

·         американский «Совет по международным отношениям» (Council on Foreign Relations, CFR),

·         «Бильдербергская группа» (Bilderberg Group) и

·         «Трехсторонняя комиссия» (Trilateral Commission).

Действительно, большинство известных изданий, в основном, можно рассматривать как «средства массовой информации истеблишмента». Это связано с тем, что свобода прессы в прошлом в значительной степени носила теоретический характер, учитывая значительные «барьеры входа» - такие, как лицензии на вещание, частотные интервалы, требования к финансированию и технической инфраструктуре, ограниченные каналы продаж, зависимость от рекламы и другие ограничения.

Только благодаря Интернету «Первый закон журналистики» Альтшуля был до определенной степени нарушен. Таким образом, в последние годы появилась высококачественная, финансируемая читателями журналистика, часто превосходящая традиционные средства массовой информации с точки зрения критического освещения. Некоторые из этих «альтернативных» публикаций уже охватывают очень большую аудиторию, показывая, что «вес» не должен являться проблемой для того, чтобы СМИ было признано качественным.

Тем не менее, до настоящего времени традиционным средствам массовой информации также удавалось привлекать значительное количество онлайн-посетителей. Это, в свою очередь, тесно связано со скрытой ролью новостных агентств, свежие сообщения которых составляют основу большинства сообщений новостных порталов.

Сохранит ли «политическая и экономическая власть», согласно закону Альтшуля, контроль над новостями, или «неконтролируемые» новости изменят структуру политической и экономической власти? Ближайшие годы это покажут.

Пример: освещение войны в Сирии

В рамках тематического исследования было рассмотрено освещение войны в Сирии девятью ведущими ежедневными газетами Германии, Австрии и Швейцарии с точки зрения множественности точек зрения и зависимости от информационных агентств:

·         Для Германии: Die Welt, Süddeutsche Zeitung (SZ) и Frankfurter Allgemeine Zeitung (FAZ);

·         Для Швейцарии: Neue Zürcher Zeitung (NZZ), Tagesanzeiger (TA) и Basler Zeitung (BaZ);

·         Для АвстрииStandard, Kurier и Die Presse

Период исследования был определен как срок с 1 по 15 октября 2015 года, то есть первые две недели после прямого вмешательства России в сирийский конфликт. Учитывались все печатные и онлайн-издания этих газет. Воскресные издания в расчет не принимались, так как не во всех исследованных газетах таковые есть. Всего заявленным критериям соответствует 381 газетная статья.

На первом этапе статьи были классифицированы по своим свойствам на следующие группы:

1.      Агентства: Сообщения информационных агентств (с кодом агентств);

2.      Смешанные: простые сообщения (с именами авторов), которые полностью или частично основаны на материалах агентств;

3.      Сообщения: редакционные бэкграунды и аналитические материалы;

4.      Мнения/Комментарии: Мнения и комментарии гостей;

5.      Интервью: интервью с экспертами, политиками и т.д.;

6.      Расследование: Расследование, раскрывающее новую информацию или контекст.

На рисунке №1 показан состав статей для девяти изученных газет. Как видно, 55% статей были сообщениями новостных агентств; 23% - сообщениями, произведенными редакциями по материалам агентств; 9% - справочными сообщениями; 10% - мнениями и комментариями гостей; 2% - интервью; и 0% - на основе исследований в результате журналистских расследований.

Рисунок №1: Типы статей (всего; n = 381)

«Чистые» тексты агентств - от кратких уведомлений до подробных сообщений - были в основном на интернет-страницах ежедневных газет: с одной стороны, давление со стороны свежих новостей здесь выше, чем в печатной версии, с другой - отсутствуют ограничения на пространство. Большинство других типов статей были найдены как в онлайн-, так и в печатных версиях; некоторые эксклюзивные интервью и справочные сообщения были найдены только в печатных версиях. Для целей исследования одно сообщение учитывалось только один раз.

На рисунке №2 показана та же классификация для каждой газеты. За период наблюдения (две недели) большинство газет опубликовали от 40 до 50 статей о сирийском конфликте (в печатном и электронном виде). В германской газете Die Welt их было больше (58), в Basler Zeitung и австрийском Kurier, однако, значительно меньше (29 или 33 соответственно).

В зависимости от газеты доля сообщений агентств составляет почти 50% (Welt, Süddeutsche, NZZ, Basler Zeitung), чуть менее 60% (FAZ, Tagesanzeiger) и от 60 до 70% (Presse, Standard, Kurier). Вместе с материалами, основанными на сообщениях агентств, доля материалов агентств в большинстве газет составляет приблизительно 70-80%. Эти пропорции согласуются с предыдущими исследованиями в области средств массовой информации (например, Blum 1995, Johnston 2011, MacGregor 2013, Paterson 2007).

По справочным материалам (бэкграундам) лидировали швейцарские газеты (пять-шесть материалов). За ними следуют Welt, Süddeutsche и Standard (по четыре каждая) и другие газеты (от одного до трёх). Бэкграунды и аналитические материалы были, в частности, посвящены ситуации и развитию событий на Ближнем Востоке, а также мотивам и интересам отдельных участников (например, России, Турции, Исламского государства*).

Тем не менее, большинство комментариев были найдены в германских газетах (семь комментариев в каждой), следом за которой шла Standard (пять), NZZ и Tagesanzeiger (по четыре в каждой). Basler Zeitung не опубликовала никаких комментариев в течение периода наблюдения, но разместила два интервью. Интервью были также проведены в Standard (три), в Kurier и Presse (по одному). Журналистских расследований, однако, не удалось найти ни в одной из газет.

В частности, в случае с тремя германскими газетами было отмечено журналистски проблематичное смешение жанров «мнения» и «сообщения». Сообщения содержали явное выражение мнения, хотя они не были помечены как комментарии. В каждом случае настоящее исследование основывалось на том, как тот или иной материал маркировался самой газетой.

Рисунок №2: Типы статей

На рисунке №3 показана разбивка сообщений агентств (по аббревиатурам агентств) для каждого информационного агентства - в целом и по стране. В 211 сообщениях агентств содержалось в общей сложности 277 кодов агентств (одно сообщение может состоять из материалов более чем одного агентства). В общей сложности 24% сообщений агентств были получены от AFP; около 20% в каждой - от DPA, APA и Reuters; 9% - от SDA; 6% - от AP; и происхождение 11% осталось неизвестным (без маркировки или общего термина «агентства»).

В Германии на DPA, AFP и Reuters приходится около трети новостей. В Швейцарии лидируют SDA и AFP, а в Австрии - APA и Reuters.

На самом деле, доля глобальных агентств - AFP, AP и Reuters - вероятно, будет ещё выше, поскольку швейцарское SDA и австрийское APA получают свои сообщения на международные темы, в основном, от мировых агентств, а германское DPA тесно сотрудничает с американским AP.

Следует также отметить, что по историческим причинам глобальные агентства в разных регионах мира представлены по-разному. Поэтому для освещения событий в Азии, на Украине или в Африке доля каждого агентства будет отличаться от освещения событий на Ближнем Востоке.

Рисунок 3: Доля информационных агентств, всего (n = 277) и по стране

На следующем этапе были использованы «центральные» высказывания (всего 45 статей) для оценки ориентации мнения редакции (28), комментариев гостей (10) и партнеров по интервью (7). Как показано на рисунке № 4, 82% сообщений были, в целом, дружественными по отношению к США/НАТО, 16% - нейтральными или сбалансированными, а 2% - преимущественно критическими для США/НАТО.

Единственный преимущественно критический материал о США/НАТО был опубликован 2 октября 2015 года в австрийской Standard  под заголовком: «Стратегия смены режима провалилась. Различие между «хорошими» и «плохими» террористическими группировками в Сирии лишает политику Запада доверия» (The strategy of regime change has failed. A distinction between good‘ and bad‘ terrorist groups in Syria makes the Western policy untrustworthy).

Рисунок 4: Ориентация редакционных мнений, комментариев гостей и интервьюируемых (всего; n = 45).

На рисунке № 5 показана ориентация статей сторонних авторов, комментариев гостей и интервьюируемых, в свою очередь, с разбивкой по отдельным газетам. Как можно видеть, Welt, Süddeutsche Zeitung, NZZ, Zürcher Tagesanzeiger и австрийская газета Kurier представили исключительно дружественные по отношению к США/НАТО мнения и гостевые материалы; это относится и к FAZ, за исключением одного нейтрального/сбалансированного материала. Standard  содержала четыре дружественных США/НАТО материала, три - сбалансированных/нейтральных, а также уже упомянутый критический материал стороннего автора о США/НАТО.

Presse была единственной из исследованных газет, которая публиковала преимущественно нейтральные/сбалансированные мнения и комментарии гостей. Basler Zeitung опубликовала один дружественный по отношению к США/НАТО материал и один сбалансированный материал стороннего автора. Вскоре после периода наблюдения (16 октября 2015 г.) Basler Zeitung также опубликовал интервью с президентом российского парламента (в тексте не содержится более точного указания на должность российского представителя – С.Д.). Это, конечно, было бы засчитано как материал, содержащий критические замечания в адрес США/НАТО.

Рисунок 5: Основная ориентация мнений и интервьюируемых по газетам.

При дальнейшем анализе использовался полнотекстовый поиск по ключевым словам «пропаганда» (и по словосочетаниям с ним), чтобы выяснить, в каких случаях сами газеты идентифицировали действия одной из двух сторон геополитического конфликта - США/НАТО или России (участник «ИГ/ИГИЛ» не рассматривался) - как пропаганду. Всего было выявлено двадцать таких случаев. На рисунке № 6 показан результат: в 85% случаев пропаганда была выявлена на российской стороне конфликта, в 15% - идентификация была нейтральной или неустановленной, и в 0% случаев пропаганда была выявлена на стороне США/НАТО конфликта.

Следует отметить, что около половины случаев (девять) были зафиксированы в швейцарской NZZ, в которой довольно часто говорилось о российской пропаганде («кремлевская пропаганда», «московская пропагандистская машина», «пропагандистские сообщения», «российский пропагандистский аппарат» и т.д.). Далее следуют германская FAZ (три), Welt и Süddeutsche Zeitung (по два случая в каждой) и австрийская газета Kurier (один). Другие газеты не упоминали пропаганду, или упоминали только в нейтральном контексте (или в связи с ИГ).

Figure 6: Attribution of propaganda to conflict parties (total; n=20).

Заключение

В этом тематическом исследовании освещение геополитических событий в девяти ведущих ежедневных газетах из Германии, Австрии и Швейцарии было проанализировано на предмет разнообразия и журналистской эффективности на примере сирийской войны.

Полученные результаты подтверждают высокую зависимость исследованных газет от мировых информационных агентств (от 63 до 90%, исключая комментарии и интервью) и отсутствие собственных журналистских расследований, а также довольно пристрастное комментирование событий в пользу США/НАТО (82% положительных; 2% отрицательных), сообщения которых не проверялись газетами на предмет наличия пропаганды.

Оригинал доклада находится здесь:

https://swprs.org/der-propaganda-multiplikator/ - на немецком языке;

https://swprs.org/the-propaganda-multiplier/ - на английском языке.

 

 

* "Исламское государство" (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.

 

Использованная литература:

Altschull, Herbert J. (1984/1995): Agents of power. The media and public policy. Longman, New York.

Becker, Jörg (2015): Medien im Krieg – Krieg in den Medien. Springer Verlag für Sozialwissenschaften,Wiesbaden.

Blum, Roger et al. (Hrsg.) (1995): Die AktualiTäter. Nachrichtenagenturen in der Schweiz. Verlag Paul Haupt, Bern.

Chomsky, Noam (1997): What Makes Mainstream Media Mainstream. Z Magazine, MA. (PDF)

Forschungsinstitut für Öffentlichkeit und Gesellschaft der Universität Zürich (FOEG) (2011): Jahrbuch Qualität der Medien, Ausgabe 2011. Schwabe, Basel. (PDF)

Gritsch, Kurt (2010): Inszenierung eines gerechten Krieges? Intellektuelle, Medien und der „Kosovo-Krieg“ 1999. Georg Olms Verlag, Hildesheim.

Hird, Christopher (1985): Standard Techniques. Diverse Reports, Channel 4 TV. 30. Oktober 1985. (Link)

Höhne, Hansjoachim (1977): Report über Nachrichtenagenturen. Band 1: Die Situation auf den Nachrichtenmärkten der Welt. Band 2: Die Geschichte der Nachricht und ihrer Verbreiter. Nomos Verlagsgesellschaft, Baden-Baden.

Johnston, Jane & Forde, Susan (2011): The Silent Partner: News Agencies and 21st Century News. International Journal of Communication 5 (2011), p. 195–214. (PDF)

Krüger, Uwe (2013): Meinungsmacht. Der Einfluss von Eliten auf Leitmedien und Alpha-Journalisten – eine kritische Netzwerkanalyse. Herbert von Halem Verlag, Köln.

Luyendijk, Joris (2015): Von Bildern und Lügen in Zeiten des Krieges: Aus dem Leben eines Kriegsberichterstatters – Aktualisierte Neuausgabe. Tropen, Stuttgart.

MacGregor, Phil (2013): International News Agencies. Global eyes that never blink. In: Fowler-Watt/Allan (ed.): Journalism: New Challenges. Centre for Journalism & Communication Research,Bournemouth University. (PDF)

Mükke, Lutz (2014): Korrespondenten im Kalten Krieg. Zwischen Propaganda und Selbstbehauptung. Herbert von Halem Verlag, Köln.

Paterson, Chris (2007): International news on the internet. The International Journal of Communication Ethics. Vol 4, No 1/2 2007. (PDF)

Queval, Jean (1945): Première page, Cinquième colonne. Arthème Fayard, Paris.

Schulten-Jaspers, Yasmin (2013): Zukunft der Nachrichtenagenturen. Situation, Entwicklung, Prognosen. Nomos, Baden-Baden.

Segbers, Michael (2007): Die Ware Nachricht. Wie Nachrichtenagenturen ticken. UVK, Konstanz.

Steffens, Manfred [Ziegler, Stefan] (1969): Das Geschäft mit der Nachricht. Agenturen, Redaktionen, Journalisten. Hoffmann und Campe, Hamburg.

Tilgner, Ulrich (2003): Der inszenierte Krieg – Täuschung und Wahrheit beim Sturz Saddam Husseins. Rowohlt, Reinbek.

Wilke, Jürgen (Hrsg.) (2000): Von der Agentur zur Redaktion. Böhlau, Köln.

 

 

Дата создания: 19.06.2019 13:31
Дата обновления: 20.06.2019 11:35